Морской транспорт в годы Великой Отечественной войны

Маршал А. Г. Головко«Мы потопили 135 судов противника общим водоизмещением 583 400 тонн и уничтожили 412 самолетов. Потеряно нами 56 судов и 156 самолетов (в последнюю цифру входят и самолеты, погибшие от всякого рода поломок и катастроф на аэродромах). В составе союзных конвоев к нам пришли 179 транспортов (свыше миллиона тонн грузов) и с ними 133 военных корабля, ушли от нас 145 транспортов и 83 корабля, погибли в пути, на переходах в обоих направлениях 22 транспорта и 5 военных кораблей, в том числе английский крейсер "Эдинбург". Таковы краткие итоги года войны».

Маршал А. Г. Головко

К началу Великой Отечественной войны в системе НКМФ (Народный комиссариат морского флота ) насчитывалось 870 транспортных судов общим дедвейтом более 2 млн т, 14 морских пароходств, 51 морской порт, из них 8 непосредственно подчиненных наркомату, 27 судоремонтных предприятий, 14 строительных и 4 проектно-изыскательские конторы, один научно-исследовательский институт, два высших учебных заведения, 11 морских техникумов, два учебных судна («Товарищ» и «Вега»).

Начало Великой Отечественной войны

10 июня 1941 года из советских портов поспешно ушли все германские торговые суда. В конце мая из Ленинграда были отозваны 70 немецких специалистов во главе с адмиралом Файгом, помогавших достраивать тяжелый крейсер «Петропавловск» (бывший «Лютцев», приобретенный в 1940 году). Ранее были прекращены всякие поставки техники и оборудования. Под различными предлогами задерживался выход советских судов из балтийских портов Германии.

В ночь на 22 июня 1941 года в Финском заливе на подходе к Кронштадту с мостика парохода «Луга» заметили приближающийся самолет. Первая пулеметная очередь вражеского пикировщика прошла через надстройку и палубу ровно в 3 часа 30 минут. Самолет, развернувшись, уже шел на второй заход, а потом взял курс на Морской канал.

Первые бомбы 22 июня упали и на порт Мурманск — «столицу» самого молодого в стране (оно было образовано 22 сентября 1939 года) Мурманского пароходства. Одновременно воздушный налет был совершен и на главную военно-морскую базу Северного флота — Полярное.

С началом войны начался прием и вооружение судов гражданских ведомств. До конца августа в ВМФ были призваны и дооборудованы 791 гражданское судно, 251 корабль и катер погранохраны. Было сформировано 228 артиллерийских батарей береговой обороны, 3 бронепоезда, 218 зенитных батарей, срочно создавались новые военно-морские базы, посты СНиС, тыловые части.

Уже 22 июня немецко-фашистские войска сделали попытку вывести из строя военный и гражданский флот и на юге. Бомбы обрушились не только на военно-морские базы, но и на торговые порты и судоремонтные заводы Черноморского пароходства. В районе Севастополя с воздуха были сброшены плавучие мины.

Первым из черноморских торговых судов подвергся нападению пароход «Каховка». Уже в 5 часов 30 минут 22 июня он был обстрелян фашистами в устье Дуная. Судну удалось выполнить задание и уйти в Одессу.

К 4 часам 15 минутам 22 июня Северный военный флот был приведен в готовность № 1. Усиливались дозоры и воздушная разведка. По мобилизационному плану от гражданских ведомств было принято 255 судов. Их переоборудование продолжалось до 29 июля. Кроме того, в состав флота были включены 4 сторожевых корабля и 35 катеров морской пограничной охраны Наркомата внутренних дел (НКВД), а также суда Экспедиции подводных работ особого назначения (ЭПРОН). По мобилизационным планам военно-морские базы (ВМБ) Беломорская и Иоканьга были переформированы в ВМБ второго разряда, а в августе была создана Беломорская военная флотилия Северного флота. Ее основным предназначением стало обеспечение внутренних морских коммуникаций. В состав флотилии были переданы 3 эсминца, 3 минных заградителя, 11 рейдовых тральщиков, 15 катеровтральщиков, отряд ледоколов и корабли ОВР. До сентября было сформиро­вано 39 батарей береговой охраны, 38 зенитных батарей.

Поддержание на должном уровне потенциала отрасли было немыслимо без достаточного количества квалифицированных специалистов. Но еще в начале войны половина тружеников морского транспорта была мобилизована в ряды Красной армии и Военно-морского флота. Многие уходили на фронт или в ополчение добровольно.

1600 человек записались в Северном пароходстве добровольцами на фронт, в том числе 790 моряков и 570 рабочих и служащих судоремонтного завода «Красная кузница». В Мурманском пароходстве в народное ополчение вступили 480 членов экипажей 15 судов и более 100 тружеников Мурманского судоремонтного завода. В Ленинграде с Канонерского судоремонтно-судостроительного завода добровольно ушли оборонять свой город 107 тружеников.

На смену ушедшим на фронт приходили в пароходства, порты, на судоремонтные заводы старики, женщины, дети...

Подвиги моряков торгового флота Балтики

Одной из самых героических страниц участия балтийских мор­ков торгового флота в Великой Отечественной войне стал знаменитый Таллинский прорыв. Впрочем, страницей не только героической, но и одной из самых трагичных.

Морской флот принял непосредственное участие в эвакуации главной базы Балтийского флота — Таллина и частей 10-го стрелкового корпуса.

Прорыв флота из Таллина в Кронштадт предполагалось совершить в походном порядке, состоящем из отряда главных сил, отряда прикрытия, арьергарда и четырех конвоев. В отряд главных сил входило 27 боевых кораблей и вспомогательных судов, в том числе крейсер «Киров», на котором держал свой флаг вице-адмирал В. Ф. Трибуц, лидер эсминцев, 3 эскадренных миноносца, 4 подводные лодки, 6 малых охотников. Отрядом прикрытия командовал контр-адмирал Ю. А. Пантелеев, а арьергардом — контр-адмирал Ю. Ф. Ралль.

Свыше 180 военных кораблей и транспортных судов принимали участие в этой операции. Среди них — 30 судов НКМФ (Народный комиссариат морского флота). 26 августа было принято решение об эвакуации, на следующий день началась погрузка и посадка на суда. К 12 часам 28 августа конвои были сформированы и, сопровождаемые кораблями охранения, взяли курс на Кронштадт.

Обе стороны Финского залива уже были захвачены врагом. Береговые батареи, непрерывные атаки немецких самолетов и подводных лодок, сплошные минные поля... И всего 10 наших тральщиков... Да еще полное отсутствие прикрытия с воздуха (советская авиация к тому времени лишилась близлежащих аэродромов). До наступления темноты они отбивались от беспрерывных атак противника. В 18 часов с небольшим подорвался на мине и затонул пароход «Элла»... Через полчаса погиб ледокол «Кришьянис Вальдемарс». Вынужденные обходить потерявшие ход, горевшие и тонущие суда, транспорты сходили с протраленной полосы и сами натыкались на мины.

На переходе погибли несколько боевых кораблей и почти все транспортные суда. Лишь отдельным судам с огромными трудностями удалось добраться до Кронштадта.

В официальном издании Главного штаба ВМФ «Военно-морской флот Советского Союза в Великой Отечественной войне 1941 — 1945 гг.» отмечается, что потери составили около 10 тыс. человек. Тщательный анализ тех событий показывает, что из почти 50 тыс. защитников Таллина более 10 тыс. попали в плен, около 10 тыс. погибли в боях или же мелкими группами вышли из окружения, а до 30 тыс. были приняты на транспорты и боевые корабли. Следовательно, если в Кронштадт прибыло от 16 до 18 тыс. человек, получается, что в водах Финского залива погребено от 12 до 14 тыс. человек.

Не меньшее мужество моряки Балтики проявили, осуществляя транспортные перевозки при обороне Моонзундских островов, полуострова Ханко, доставляя продовольствие и другие грузы в осажденный Ленинград. Среди наиболее отличившихся—суда «Сауле», «Даугава», «Сибирь» и многие другие. Последними вышли из военно-морской базы Ханко 2 декабря 1941 года турбо­электроход «И. Сталин» и пароход «Майя». На этом эвакуация из портов Финского залива была завершена.

В первые месяцы войны транспортный флот Балтийского пароходства обеспечил воинские перевозки и эвакуацию приморских плацдармов, выполнив, несмотря на большие потери, свой долг. За шесть месяцев военных действий Балтийское морское пароходство потеряло 14 транспортных судов, Латвийское — 20 судов, Эстонское — 34 судна. Кроме того, в портах Латвии и Эстонии было оставлено 21 судно — из-за невозможности их выхода в море по техническому состоянию. Оставшиеся суда были заблокированы в устье Невы до 1944 года.

Но и в условиях блокады определенная часть транспортных судов продолжала действовать, перевозя по ладожской Дороге жизни продовольствие в осажденный Ленинград, эвакуируя жителей и раненых, перебрасывая подкрепления на Ораниенбаумский плацдарм. Только в 1943 году по Финскому заливу было перевезено 365 тыс. т груза и 213 тыс. человек. Транспортные суда участвовали в перевозках войск и в 1944 году.

Бои на юге. Героическая оборона Одессы и Севастополя

В состав Черноморского военно-морского флота входили линейный корабль «Парижская коммуна», 5 крейсеров, 16 лидеров и эскадренных миноносцев, 44 подводные лодки и более 159 кораблей других классов, а также 625 самолетов и около 200 орудий береговой и зенитной артиллерии. Флот имел достаточно развитую систему базирования, состоявшую из 5 военно-морских баз, в том числе главной базы Севастополя, 61 сухопутного и 15 морских аэродромов.

Одним из первых городов, встретивших натиск гитлеровцев, стала Одесса. Город жил во многом благодаря своему порту — единственному выходу из вражеского кольца. Каждая погрузка и выгрузка сопровождалась обстрелом или бомбардировкой. Были дни, когда гитлеровцы выпускали по порту свыше 250 крупнокалиберных снарядов.

Люди не уходили с причалов, работая по 15—16 часов без отдыха. А темпы обработки судов намного перекрывали все рекорды мирного времени. 36 часов вместо 5 суток понадобилось, например, чтобы разгрузить пароход «Ташкент», пришедший в Одессу с грузом для фронта.

«Большевик», «Курск», «Фабрициус», «Кубань», «Пестель», «Восток», «Василий Чапаев» — рейсы этих и многих других судов в осажденную Одессу справедливо называли «огненными» рейсами.

Пароходства Черноморско-Азовского бассейна (Черноморское, Азовское, Сочинское и «Совтанкер») с началом войны подчинили свою деятельность нуждам обороны приморских районов и эвакуации промышленных предприятий и населения. С 1 июля по 16 октября 1941 года в Одессу было доставлено морем более 58 тыс. военнослужащих, 27 тыс. т. боеприпасов, 340 орудий, 47 танков, 478 автомашин, 13 тыс. т. продовольствия.

В обратном направлении суда увозили из города эвакуированных жителей и промышленное оборудование. В корпусах крупных плавучих доков удалось вывезти морем более мелкие доки и недостроенные суда, а также 40 паровозов и 20 тендеров. Всего за 900 рейсов на судах НКМФ из Одессы было вывезено 190 тыс. человек и около 200 тыс. т. народнохозяйственных грузов. За время обороны Одессы транспортные суда совершили 911 рейсов, в том числе 696 в составе конвоев.

За июль—август 1941 года, по архивным данным, из Одессы, Херсона, Николаева транспортные суда вывезли в порты Азовского моря, Поти и Новороссийск 274 тыс. т. промышленного оборудования и других грузов, а также сотни тысяч человек гражданского населения и раненых. Кроме того, суда переправили из Херсона в Ростов-на-Дону 84 паровоза, 29 тендеров, 44 ва­гона с грузами и 30 речных судов; из Одессы в Азовское море они отбуксировали три плавучих дока.

По мере смещения линии фронта на восток нагрузка на транспортный флот возрастала. Враг ворвался в Крым. Пришлось эвакуировать порты Таврии и Азовского моря, вывозить из них население, оборудование заводов, зерно, мелкий и крупный рогатый скот, лошадей. Сухогрузных судов не хватало. Для вывоза 56 тыс. т. зерна из Феодосии осенью 1941 года использовали танкеры. Это был первый опыт применения наливных судов для перевозки сыпучих грузов. В результате напряженной работы моряков и портовиков из приморских пунктов Крыма в кавказские порты было перевезено, в частности, 300 тыс. голов скота, десятки тысяч тонн зерна, 72 тыс. т. оборудования, 10 тыс. т. нефтепродуктов. При выполнении перевозок погиб ряд транспортных судов Черноморья. Особенно тяжелой утратой оказалась гибель парохода «Ленин», взорвавшегося по неизвестной причине у Южного берега Крыма 27 июля 1941 года. На нем погибло до одной тысячи человек — пассажиров и членов экипажа.

Большую роль сыграл транспортный флот в многомесячной обороне Севастополя.

7 ноября 1941 года Ставка Верховного главнокомандующего создала Севастопольский оборонительный район. За счет флотских по­разделений численность войск была доведена до 22 тыс. человек, имевших всего 63 орудия и 72 миномета. Авиационная группа насчитывала 82 самолета. Противник же вел наступление более чем в два раза превосходящими силами при поддержке 13 артиллерийских дивизионов и 700 самолетов и, во что бы то ни стало, стремился захватить Севастополь с ходу, до подхода частей Приморской армии.

Окруженный с суши, Севастополь сражался отчаянно. Единственным путем снабжения для него оставалось море, на которое было поставлено 45 транспортных судов.

Враг стремился перерезать эту единственную ниточку, перебросив на Черное море дополнительное количество самолетов. К началу ноября число немецких бомбардировщиков достигло здесь 520, а истребителей — 180. Но суда продолжали идти. Хотя ни один рейс не обходился без столкновения с противником. И в том, что героическая оборона Севастополя продолжалась 250 дней, — немалая заслуга моряков.

С июля 1941 года по июль 1942 года на севастопольской линии работало 68 крупных судов, которые совершили 388 рейсов. Они доставили севастопольцам около 205 тыс. военнослужащих, 1743 автомашины, 305 тракторов, 42 танка, 776 орудий, более 7700 лошадей и много других грузов. Из Севастополя морем было вывезено более 49 тыс. военнослужащих и эвакуированного населения, 24 тыс. раненых, тысячи тонн промышленного оборудования.

В невероятно тяжелых условиях работал небольшой экипаж санитарного транспорта «Львов», который с декабря 1941 года по апрель 1943 года совершил 125 героических рейсов в различные порты Черного моря. На судне 325 раз объявлялись сигналы боевой тревоги, около тысячи вражеских самолетов жестоко бомбили и обстреливали транспорт, 728 авиабомб разорвалось около него. Несколько раз атаковали его подводные лодки, 14 вражеских торпед были нацелены на судно. Многие члены экипажа были убиты или ранены, но горстка храбрецов продолжала перевозку раненых. За боевые заслуги и героический труд в борьбе с немецко-фашистскими захватчиками теплоход «Львов» был награжден орденом Красного Знамени.

Немало подвигов совершили в годы войны моряки танкерного флота. Экипажи танкеров «Серго» (капитан В. Собко), «Иосиф Сталин» (капитан Н. Плявина), «Кремль» (капитан Г. Яковлев), «Советская нефть» (капитан П. Сорока) проявляли огромное мужество в выполнении заданий и были награждены боевыми орденами и медалями.

Почти полгода наши войска, снабжаемые флотом, оборонялись на Керченском полуострове, оттягивая на себя от Севастополя силы противника, но удержать фронт им не удалось. Войска потерпели здесь поражение, и их пришлось эвакуировать на Таманский полуостров. Эвакуация проводилась в период с 14 по 21 мая 1942 года. На спасение войск были направлены все транспортные суда, находившиеся у крымского побережья. Кроме того, из Новороссийска и Туапсе дополнительно прибыли 46 катеров, сейнеров и шхун. Всего в эвакуации войск участвовало 8 судов торгового флота, 7 буксиров, 102 мелких парусно-моторных судна, а также 30 боевых катеров. До 21 мая на побережье Тамани и на косу Чушка было переправлено 175 434 человека, эвакуировано также около 1 тыс. т воинских грузов, 25 гаубиц, гвардейских минометов, 14 автомашин и другие виды техники.

В мае 1942 года противник усилил блокаду Севастополя с моря. Доставка грузов и воинского пополнения в осажденный город стала чрезвычайно опасной. В один из рейсов в конце мая теплоход «Анатолий Серов» выдержал налет 77 вражеских самолетов. В период третьего (последнего) наступления гитлеровцев на Севастополь транспортные суда НКМФ совершили 11 рейсов в осажденный город, потеряв 4 лучших транспорта. Были потоплены танкер «Михаил Громов» (капитан М. В. Фомин), теплоход «Абхазия» (капитан М. Белуха), госпитальное судно «Грузия» (под командованием капитан-лейтенанта М. Фомина). Последним прорвался в Севастополь санитарный транспорт «Белосток» (под командованием старшего лейтенанта Т. Рымкуса). На обратном пути ночью 19 июня он был потоплен торпедным катером. Кораблям охранения удалось спасти 75 раненых, трех пассажиров и 79 членов экипажа. Остальные, около 400 человек, погибли.

Снабжение Севастополя и войск Крымского фронта резервами, техникой, боеприпасами, горючим проходило при противодействии авиации и артиллерии в тяжелых условиях суровой зимы 1941/42 года. Особо отличились тогда экипажи парохода «Фабрициус» (капитан М. Григор), теплоходов «Анатолий Серов» (капитан К. Третьяков), «Калинин» (капитан П. Безайс), «Иосиф Сталин» (капитан Н. Плявин), «Василий Чапаев» и многие другие.

Семь рейсов в осажденный Севастополь совершил теплоход «Василий Чапаев». Во время рейсов на судно было совершено 20 воздушных атак, сброшено 150 авиационных бомб. Доставляя грузы и пополнение в Севастополь, экипаж теплохода обратными рейсами вывез из города 5,5 тыс. человек, в том числе 3.5 тыс. раненых воинов и 2 тыс. т. различного оборудования.

Севастополь оказался в кольце блокады. В начале июля 1942 года город пал. В конце месяца противник захватил Ростов-на-Дону и устремился на Кавказ. Значительная часть транспортного флота оказалась запертой в Азовском море. Вместе с Азовской военной флотилией транспортные суда участвовали в переправе советских войск через Дон, в эвакуации оборудования и населения из Ейска, Ахтара, Темрюка. В ночь на 4 августа группы транспортных и вспомогательных судов в сопровождении боевых катеров стали прорываться из Азовского в Черное море через простреливаемый противником Керченский пролив. До 29 августа из 217 прорывавшихся в Черное море прошли 144 различных судна (в том числе 16 транспортов). Свыше 50 малотоннажных транспортных судов, 325 рыбопромысловых, более 2570 фебных судов из-за невозможности вывода в Черное море были уничтожены в портах Азовского моря.

Правительство высоко оценило героические подвиги моряков Черноморского транспортного флота, нарадив 1015 человек орденами и медалями.

Моряки, портовики и судоремонтники Каспия — фронту

Важную роль в снабжении фронта и тыла горючим, в перевозке войск, эвакуации и реэвакуации населения и оборудования сыграли моряки трех каспийских пароходств: «Каспара» (сухогрузное), «Касптанкера» (наливное) и «Рейдтанкера» (перевалка нефтепродуктов с крупных танкеров на речные наливные суда). В их составе в начале войны было 36 сухогрузных пароходов и теплоходов, 58 морских танкеров, 64 буксирных судна и 120 наливных и сухогрузных барж общей грузоподъемностью 432 тыс. т.

Непосредственное участие в операциях армии и флота каспийцы приняли уже в конце августа 1941 года, когда по решению правительства советские войска вступили в северный Иран, чтобы вместе с союзниками не допустить усиления германского влияния в этой стране и организовать через Иран доставку импортных грузов в СССР.

В десантной операции вместе с кораблями Каспийской военной флотилии участвовали собранные «по тревоге» транспортные суда «Дагестан», «Осетин», «Куйбышев», «Коминтерн», «Баксовет», «Спартак», несколько шаланд и буксирных пароходов, мелкие суда. Так на «Дагестан» (капитан П. Пудовкин) было погружено 4 тыс. человек. 25 августа десантные части были высажены в районе иранского поселка Хеви. В последующем войска и техника перевозилась в порты Пехлеви и Бендер-Шах.

В то же время морской флот Каспия перевез из Баку в Астрахань для последующей переброски в район Второго Баку (Волго-Уральский нефтяной бассейн) 15 тыс. т. специального оборудования и свыше 10 тыс. нефтяников и их семей.

С середины 1941 года через Бакинский морской порт началась перевозка промышленного оборудования из западных районов страны. В Баку было перегружено и отправлено морем оборудование «Россельмаша» (24,5 тыс. т), Харьковского мотоциклетного, Новочеркасского станкостроительного, Ростовского паровозоремонтного и других заводов. Порт ежесуточно принимал не менее 100 вагонов. Работа велась круглосуточно, составлялся и выполнялся жесткий график подачи судов под погрузку.

Перевозка промышленного оборудования была закончена к марту 1942 года. Параллельно с перевозкой грузов с июля 1941 года в порту шла посадка на суда эвакуируемого населения из временно оккупированных областей СССР. Около 200 тыс. человек было эвакуировано через Бакинский порт.

Морской транспортный флот Каспийского моря никогда не испытывал такой нагрузки. С августа 1941 года из-за большого количества эвакуируемых людей и предприятий, выделения части судов для перевозки десантных войск на иранское побережье не стало хватать флота. И тогда для вывоза людей из Махачкалы, Баку стали использовать грузовые и рыбопромысловые суда. Колесные «пассажиры», рассчитанные, скажем, на 350 человек, брали в рейс не менее 1200—1300.

Наибольший объем на Каспийском бассейне, как и всегда, составляли перевозки нефтепродуктов и сырой нефти из Баку и Махачкалы в Астрахань для дальнейшей транспортировки по Волге речными судами вглубь страны.

С лета 1942 года особое значение приобрел Волго-Каспийский водный путь, так как железные дороги, связывавшие Кавказ с европейской частью России, были перерезаны врагом.

26 июля 1942 года над устьем Волги был зафиксирован первый немецкий бомбардировщик. С тех пор Астраханский морской рейд и Волго-Каспийский канал превратились в плацдарм ожесточенного противоборства между вражеской авиацией, с одной стороны, и кораблями Каспийской военной флотилии и нашими морскими судами — с другой. За навигацию 1942 года на Астраханском рейде от ударов с воздуха и подрывов на минах погибло 18 различных судов.

Перевозки нефтепродуктов в Астрахань продолжались даже в период ледостава. Взрывая динамитом лед, каспийцы и речники-волжане доставили к обороняющемуся Сталинграду свыше 100 тыс. т. жидкого топлива. Одновременно были увеличены перевозки нефтепродуктов в Красноводск и Гурьев для перекачки их по нефтепроводу Гурьев-Орск. Некоторые суда «Рейдтанкера» участвовали в переправе войск через Волгу к юго-востоку от Сталинграда, у Каменного Яра.

32 судна потерял флот Каспия в результате налетов вражеской авиации. Многие моряки геройски отдали свои жизни за Победу. Более тысячи человек награждены в годы войны орденами и медалями.

Моряки в битве за Север

Северный морской путь все годы войны оставался важнейшей транспортной магистралью, обеспечивавшей решение как народнохозяйственных, так и военных задач.

В стратегических планах гитлеровского командования большое значение придавалось военным действиям в Заполярье. Суть этих планов сводилась к следующему: в течение месяца должен был быть захвачен Мурманск — самый северный незамерзающий порт СССР. Отрезав Советский Союз от внешнего мира, враг собирался водными путями выйти к Уралу и двинуться к центру нашей страны. Накануне войны в полную боевую готовность были приведены корабли и соединения молодого Северного флота, которым командовал 35-летний адмирал А. Головко. Полученная им директива НКВМФ прямо гласила: «При любом положении на су­хопутном фронте Северному флоту оставаться в Полярном, защищая этот пункт до последней крайности».

И они дрались отчаянно. Год войны на Северном театре военных действий обернулся для фашистов потерей 135 кораблей и 412 самолетов.

Невозможно переоценить в битве за Арктику и роль моряков торгового флота. Адмирал А. Головко так оценил впоследствии их героизм и самоотверженность: «...Только благодаря этому войскам удалось удержать занимаемые позиции на полуостровах Рыбачьем и Среднем и на склонах хребта Муста-Тунтури».

Экипажи судов Северного бассейна приступили к доставке воинских грузов на полуостров Рыбачий и к эвакуации людей и промышленного оборудования из районов Кольского полуострова, которым угрожал захват врагом. В частности, в арктическую навигацию 1941 года моряки судов «Двинолес», «Клара Цеткин», «Кузнец Лесов», «Пинега», «Узбекистан», «Щорс» в кратчайшие сроки и в полной сохранности вывезли из Кандалакши в Дудинку оборудование Мончегорского медно-никелевого комбината. Это позволило на сохраненной материальной базе в короткие сроки наладить в Норильске выпуск остро необходимого военной промышленности металла.

Как известно, гитлеровцы в начале военных действий на Севере не предпринимали особенно активных действий на море, делая ставку на сухопутные войска. Даже блокировать пролив, ведущий в Белое море, Гитлер намеревался силами горнострел­ковых дивизий. К концу лета 1941 года враг был вынужден направить для действий на советских морских коммуникациях дополнительные силы. Задача их была сформулирована в директиве германского командования № 36 от 22 сентября 1941 года: препятствовать доставке оружия и продовольствия морским путем в Мурманск.

По ожесточенности бомбардировок Мурманск можно сравнить со Сталинградом. 4100 фугасных и 181 тыс. зажигательных бомб сбросили фашисты на Мурманск — в среднем по 7 на каждого жителя города!

Линия фронта проходила в нескольких километрах от города. Из общего количества сброшенных бомб более 15 тыс. пришлось на Мурманский порт.

Участие в союзных конвоях

Одновременно с работой для армии и военного флота на прибрежных морских бассейнах морской транспорт активно участвовал и во внешнеторговых океанских перевозках, с помощью которых наша страна поддерживала военноэконо­мические связи с союзными державами: Великобританией, Соединенными Штатами Америки и Канадой. Образование антигитлеровской коалиции привело к расширению экономических связей СССР с этими странами. В августе 1941 года было подписано соглашение о торговле с Великобританией; 30 октября 1941 года США предоставили нашей стране беспроцентный заем на 1 млрд. долларов, а затем начал действо­вать закон о ленд-лизе.

С осени 1941 года наши суда начали участвовать в плаваниях в составе союзных конвоев между портами Великобритании, Канады, США и Советского Заполярья.

Всего за 1941 год из Англии и Исландии в северные порты прибыло 7 союзных конвоев общим составом 53 транспорта, из них 7 советских. Из северных портов страны в Англию ушло 4 конвоя: всего 47 транспортных судов, из них 15 — советских.

Заграничные морские перевозки, объем которых в 1942 году достиг 2,4 млн. т., осуществлялись во время войны тремя путями: через Атлантику — в северные порты СССР, по тихоокеанским коммуникациям — во Владивосток, через Персидский залив и Иран — в советские порты Каспия. Первый маршрут был самым коротким: плавание по нему занимало примерно втрое меньше времени, чем через Персидский залив. Но путь этот был и самым опасным, так как гитлеровцы в начале 1942 года перебазировали в Северную Норвегию основные силы надводного флота, около 20 субмарин и несколько сотен самолетов. Особенно крупные потери конвои стали нести с наступлением полярного дня.

Если первые небольшие союзные конвои достигали Архангельска почти беспрепятственно (в 1941 году было потеряно лишь одно судно), то с 1942 года опасность резко возросла. Достаточно сказать, что в 1942 году из состава союзных конвоев погибло 15 кораблей эскорта и 68 транспортных судов, в том числе несколько советских.

На каждый караван фашисты набрасывались одновременно с воздуха, моря и из-под воды. До 20 подводных лодок, надводные корабли вплоть до линкора, до 100 и более бомбардировщиков и торпедоносцев противника принимали участие в каждой такой операции. Трудно сопоставить потери судов в союзных конвоях и ценность доставляемой, несмотря ни на что, в наши северные порты военной техники. Караваны PQ-16, PQ-17, PQ-18 потеряли более 40 судов. Вместе с ними на морское дно ушли свыше 550 танков, 350 самолетов, 5 тыс. автомашин и около 150 тыс. т. других военных грузов.

В связи с трудностями обороны судов и значительными потерями на переходе в Баренцевом море Английское адмиралтейство отказалось посылать конвои в светлое время года и в дальнейшем, вплоть до осени 1944 года, конвои на Север России совершали переходы только в зимнее время. По этой причине осенью 1942 года НКМФ СССР организовал одиночные плавания судов через Северную Атлантику для доставки срочно необходимых грузов.

В последние месяцы 1942 года и в январе 1943 года в связи переводом основного числа транспортных судов океанского плавания с Северного бассейна на Дальний Восток из Архангельска, Мурманска и из Белушьей губы (Новая Земля) были направлены через Северную Атлантику одиночным порядком 40 транспортных судов. Три из них («Донбасс», «Красный партизан» и «Уфа») были потоплены в Баренцевом море немецкими ВМС, а остальные, совершив почти кругосветные плавания, к середине 1943 года перешли во Владивосток и включились там в перевозку импортных грузов из США и Канады. Многие из них прошли в западных странах ремонт и довооружение.

С января 1943 года и до конца войны перевозки грузов ленд-лиза на Севере производились только иностранными судами и главным образом в зимнее время, когда на конечных участках пути, в Баренцевом и Белом морях, появлялись тяжелые льды.

Всего за годы войны на Север России прибыл 41 конвой в составе 738 транспортов (в том числе 36 советских) и 573 кораблей охранения; убыло 36 конвоев в составе 726 транспортов (в том числе 55 советских) и 575 кораблей охранения. Сотни боевых выходов кораблей и вылетов самолетов сделали для прикрытия союзных конвоев корабли и самолеты Северного флота и Беломорской военной флотилии. Многие суда неоднократно ходили в составе Северных союзных конвоев. Пять раз пересек Северную Атлантику пароход «Революционер», которым командовал капитан Ф. Панфилов, четырежды прошли по «огненному коридору» транспорты «Андре Марти», «Беломорканал», «Моссовет», «Старый большевик», «Сухона». Руководили переходами этих судов капитаны И. Афанасьев, С. Куницкий, А. Малыгин, И. Пономарев, Ф. Рынцин, М. Фе­доров, Б. Хирхасов и др.

В перевозке грузов в нашу страну принимали участие моряки и суда многих стран, но более половины грузов (8,9 млн. т.) по всем маршрутам доставили советские суда. В 1941-1942 годах ими перевезено на Севере около 130 тыс. т. импортных грузов, в Персидский залив — 65 тыс. т. На Дальнем Востоке и в Арктику перевозки производились исключительно советскими судами и в основном ночным порядком.

При перевозке импортно-экспортных грузов погибли 153 транспортных судна разных стран, в том числе на Севере — 103 (47 американских, 35 английских, 12 советских, 7 Панамских, 1 норвежское, 1 датское), в Индийском океане — 27 судов (23 американских, 3 английских, 1 советское). При доставке грузов в порты Дальнего Востока погибли 17 советских судов, в Арктику — 2 советских судна, на Каспии — 6. Значительными оказались потери союзников в эскортных кораблях и авиации, прикрывавших переходы конвоев и отдельных транспортов.

Жертвы эти не были напрасными. Оружие, доставленное в нашу страну моряками союзных стран, усиливало боевую мощь советских сухопутных войск, способствовало разгрому германского вермахта, приближало час победы.

Участие Дальневосточного пароходства в военных действиях

Дальневосточное морское пароходство в 1941 году было единственным предприятием морского флота на Дальнем Востоке. Оно имело в своем составе 86 судов суммарной грузоподъемностью 346 226 т. и обеспечивало перевозки народнохо­зяйственных грузов для развивающихся районов Восточной Арктики, Чукотки, Камчатки, предприятий рыбной промышленности, а также грузов внешней торговли на Японию, Китай и другие страны.

С начала войны морякам-дальневосточникам пришлось осваивать совершенно новые направления перевозки грузов из портов Австралии и Новой Зеландии, Персидского залива на Дальний Восток; из портов Англии на Архангельск и — главное направление — из портов США на Владивосток.

Нормальной работе судов препятствовала очень напряженная международная обстановка на Тихоокеанском бассейне: хотя подходные пути к основным морским портам Дальнего Востока не были блокированы, практически свободное пользование проливами было ограничено. Япония еще до начала войны закрыла Сангарский пролив, во время войны она стала контролировать движение советских транспортных судов через пролив Лаперуза, а в зимний период — и через Цусимский пролив.

В Атлантике пути караванов транспортных судов были под прицелом военно-морского флота фашистской Германии. Они подвергались атакам противника: почти в каждом рейсе экипажам приходилось участвовать в морских сражениях.

И все же в первый год войны были успешно выполнены сотни сложнейших рейсов в районе Тихого океана, Атлантики. Напряженный труд дальневосточных моряков позволил перевезти в 1941 году 296 тыс. т. импортных грузов, выполнить план воинских перевозок на 197%. В то же время суда пароходства продолжали стабильно обеспечивать завоз грузов в пункты и порты побережья Дальнего Востока и перевезли в 1941 году 1046 тыс. т. грузов. Чтобы обеспечить в максимальном объеме перевозки грузов, необходимых фронту, особенно из портов США и Канады, надо было резко увеличить количество судов, обесп­чить комплектацию экипажей. Для выполнения этой задачи снимались с прикола и спешно ремонтировались старые, изношенные суда, в большом количестве закупался флот за границей.

Дальневосточному пароходству были переданы суда, сумевшие вырваться из блокированных Балтики, Черного и Северного морей.

Прибывший по ленд-лизу из США пароход «Александр Невский», Владивосток

Прибывший по ленд-лизу из США пароход «Александр Невский», Владивосток

Прибывший по ленд-лизу из США пароход «Одесса», Владивосток

Прибывший по ленд-лизу из США пароход «Одесса», Владивосток

В течение всей Великой Отечественной войны обстановка на Дальнем Востоке была крайне напряженной. Японцы нарушали наше торговое судоходство на Дальнем Востоке. Они без всякой причины задерживали советские суда, а в ряде случаев и топили их подводными лодками и самолетами. Всего в 1942-1944 годах ими было задержано 178 судов и потоплены транспорты «Кречет», «Майкоп», «Микоян», «Перекоп». Транспорты «Павлин Виноградов», «Обь», «Ангарстрой», «Колхозник» были потоплены неопознанными подводными лодками. Трагически погиб почти со всей командой транспорт «Кола» (капитан Л. Соловьев).

Пароход «Павлин Виноградов»

Пароход «Павлин Виноградов»

Большие трудности для советских судов на персидском направлении создавались войной, начатой Японией против США в декабре 1941 года. Начались бомбежки тихоокеанских линий и портов.

5 апреля 1942 года при налете 75 японских бомбардировщиков на порт Коломбо три бомбы упали в 100 м от борта парохода «Игарка» (капитан С. Мышевский).

На Персидской линии в 1941-1942 годах судами Дальневосточного пароходства было выполнено 17 рейсов. Перевезено около 65 тыс. т грузов.

По три рейса сделали в Персидский залив пароходы «Арктика» и «Микоян». 3 октября 1942 года на пути из Калькутты в Карачи пароход «Микоян» был торпедирован и затонул.

Многие героические рейсы дальневосточных моряков стали поистине легендарными. Так, 16 мая 1942 года пароход «Уэлен» под командованием капитана Н. Малахова на подходе к австралийскому порту Ньюкасл был атакован японской подводной лодкой. Несколько попаданий снарядов повредили палубные устройства. Лодка еще дважды повторяла атаку. Когда она пошла в атаку в третий раз, всплыв в 100-150 м по левому борту от судна, орудийный расчет и пулеметчики «Уэлена» расстреляли субмарину.

В 1942 году японское правительство продолжало держать под запретом плавание советских судов Сангарским проливом. Тяжелая ледовая обстановка в зимний период в проливе Лаперуза, непроходимость его без помощи ледокола и закрытие Сангарского пролива неблагоприятно отразились на деятельности пароходства. Суда ходили через Корейский пролив, а это значительно удлиняло пути их следования.

Советские суда попытались зимой 1942/43 года плавать в Америку через пролив Лаперуза, Охотское и Берингово моря, но тяжелая ледовая обстановка в проливе и отсутствие в то время ледоколов, которые находились в Белом море, вынудили руководство Дальневосточного пароходства снова направить суда в Америку вокруг Японии. Обстановка же в восточной части Тихого океана в это время изменилась: у южных берегов Японии стали действовать американские подводные лодки. Но отсутствие взаимного оповещения о действиях первое время приводило к трагическим последствиям для наших судов.

Годы войны были периодом массового трудового героизма и для портовиков Владивостока. Сотни трудящихся Владивостока выразили желание работать в выходные дни в порту, оказать помощь в быстрейшей подготовке причалов и механизмов для встречи караванов судов с грузами. Для ускорения обработки судов портовики Владивостока внедрили новый метод выгрузки — на два борта. Таким способом «Ангарстрой» был обработан досрочно на 67,5 часа, пароход «Джурма» — на 78 часов раньше срока. Более 42 тыс. железнодорожных вагонов было загружено портовиками в 1942 году.

Мужество моряков при защите Новороссийска и Туапсе

В связи с концентрацией флота разных пароходств в портах Кавказа и сужением района их деятельности, 26 июля 1942 года Сов­нарком СССР объединил все сохранившиеся транспортные суда Черноморского, Азовского, Сочинского пароходств и «Совтанкера» в единое Черноморско-Азовское бассейновое управление с местонахождением в Батуми.

Восточный причал порта Новороссийск

Восточный причал порта Новороссийск

Основным портом снабжения действующих на Приморском направлении армий, а затем основным портом эвакуации из Приазовья и Краснодарского края стал Новороссийск. Через этот порт морем в Поти и Батуми были эвакуированы многие предприятия Ростова, Краснодара, Ейска, Новороссийска, запасы зерна, цемента, металла, большое количество воинских грузов. В порту одновременно обрабатывалось 10-12 судов, а затем — 18-20.

Работа порта затруднялась систематическими налетами вражеской авиации, которые начались 29 апреля 1942 года. Особенно сильный удар по порту с воздуха противник нанес 2 июля, когда там сосредоточились боевые корабли и суда, прибывшие из Севастополя. Свыше 60 бомбардировщиков сбросили более 600 бомб. Были разрушены причалы, потоплены лидер эсминцев «Ташкент», эсминец «Бдительный», транспорты «Кубань», «Пролетарий», «Украина», повреждены многие корабли и суда.

С 23 августа, когда противник начал обстрел города и порта артиллерией, приступили к эвакуации, которая продолжалась до 6 сентября. Для вывоза грузов использовались любые плавсредства и даже поврежденные суда загружались эвакогрузами и буксировались в южные порты. С 1 августа по 6 сентября на морских судах было вывезено в Поти и Батуми 28 727 т . грузов, в том числе 13 452 т. воинских грузов, 7 994 т зерна, 3 045 т промышленного оборудования, 919 т. муки, 898 т. продовольствия, 143 т. хлопка и 1369 т. других грузов.

Не меньшее мужество проявили моряки, защищая Новороссийск. Осенью 1942 года наши войска отступили на юго-восточную окраину города. Но врагу так и не довелось использовать Новороссийский порт в качестве своей военно-морской базы — в него не вошел ни один фашистский корабль. Защитники города, занимавшие восточ­ый берег Цемесской бухты, держали порт под постоянным огнем. Здесь, под Новороссийском, было остановлено продвижение немецких войск вдоль Черноморского побережья.

С сентября 1942 года, после эвакуации Новороссийска, основным прифронтовым портом стал Туапсе. Противник еще весной оценил значение Туапсинского порта, и его авиация уже с 23 марта 1942 года начала совершать на порт систематические, с интервалом в один-два дня, налеты. В августе, когда Туапсе стал местом пересечения двух встречных транспортных потоков, на порт было совершено 85 налетов, в которых участвовали 476 самолетов. Они сбросили 2542 бомбы, разрушили 7 причалов, 4 нефтебака, склады, водопровод, электросеть, телефон. На работу в порт пришли военные команды, добровольцы — женщины, школьники. Портовики днем отражали налеты авиации, тушили пожары, восстанавливали причалы, склады, а ночью выполняли погрузочно-разгрузочные работы. За август—сентябрь портом было отгружено и вывезено в более южные порты 39618 т. груза, в том числе 24136 т. нефтепродуктов, свыше 10 тыс. человек эвакуировано.

В то же время в Туапсе из портов Грузии прибывали суда с войсками, оружием, снабжением. В порт приходили транспорты «Азов», «Курск», «Березина», «Шахтер», «Калинин». Частично там происходила перегрузка воинского снабжения на малотоннажные суда («Адлер», «Интернационал», «Тракторист», «Райкомвод», «Рица», «Комиссар Фурманов»), которые направлялись в Геленджик (для 47-й армии) или в Джубгу (для 56-й армии).

Основным тыловым портом на Черном море стал Поти. Порт был переоборудован под перевозку войск и боевой техники. 16 июля 1942 года на Поти был совершен первый массированный налет авиации — 26 самолетов, которые сбросили 70 бомб, потопив шхуну и две баржи.

В ходе Туапсинской оборонительной операции с 25 сентября по 20 декабря 1942 года для усиления Черноморской группы войск из Поти и Сухуми в Туапсе были перевезены три стрелковые бригады, кавалерийская и горнострелковая дивизии, отдельные воинские части. Всего — 52 844 человека и 57 796 т. груза. Эти перевозки помогли отразить наступление противника.

Открытие памятника портовикам Новороссийска 8 мая 1995 года. Выступает участник Великой Отечественной войны и Парада Победы в Москве Т. А. Мартиросян

Открытие памятника портовикам Новороссийска 8 мая 1995 года. Выступает участник Великой Отечественной войны и Парада Победы в Москве Т. А. Мартиросян

Участие моряков в освобождении Сталинграда и Кавказа

В ноябре 1942 года началось контрнаступление советских войск под Сталинградом. Оно завершилось в феврале 1943 года разгромом крупнейшей группировки немецких войск. Советские войска перешли в наступление и на Кавказе, в результате чего уже в феврале 1943 года этот регион страны был почти полностью освобожден. В руках противника остались лишь Новороссийск и Таманский полуостров. Каспийский транспортный флот зимой 1942/43 года пере­возками нефти и нефтепродуктов, войск и военных грузов содействовал успеху контрнаступления под Сталинградом и освобождению Кавказа. Моряки участвовали в переправе воинских подразделений через Волгу, несмотря на тяжелые ледовые условия, осуществляли перевозки жидкого топлива и боевой техники.

В условиях суровой зимы моряки транспортного флота Каспия сумели доставить к Сталинграду через Астрахань свыше 100 тыс. т жидкого топлива.

В это время флот Черноморского бассейна совместно с военно-морскими силами обеспечивал перегруппировку черноморской группы войск Закавказского фронта. Крупнотоннажные суда доставили в Туапсе несколько танковых, артиллерийских и стрелковых подразделений. В начале 1943 года, когда велась подготовка к наступлению на Новороссийск, танкеры «Иосиф Сталин», «Вайян Кутюрье», «Кремль» перевезли из Поти в Туапсе 387 танков, тяжелую артиллерию, около 150 автомашин, груженных боеприпасами, 12 тыс. морских пехотинцев и несколько де­сятков мотоботов для участия в десантной операции.

Торговый флот в переломный год войны

1943 год стал переломным годом войны. В эти годы морской транспортный флот максимально увеличил объем воинских и народнохозяйственных перевозок, выполнил большую работу по реэвакуации людей и материальных ценностей на освобожденную от врага территорию.

В течение 1943 года флот НКМФ получил более 40 крупнотоннажных судов, благодаря чему в значительной мере восполнил военные потери тоннажа. По распоряжению правительства закупали в США также морские буксиры. В конце года суммарный дедвейт менее пострадавшего флота Дальневосточного, Каспийского и Се­верного бассейнов достиг примерно 1,4 млн.т., то есть превысил довоенный уровень.

В последние два с половиной года войны морской транспорт принимал участие почти во всех крупных наступательных операциях Советских Вооруженных сил на участках фронтов, примыкавших к Черному, Каспийскому, Балтийскому и Баренцеву морям. С 1 января 1943 года боевая деятельность Черноморского флота заключалась в содействии войскам фронта при освобождении Кавказа и Тамани. Флот высаживал морские десанты, поддерживал приморские фланги огнем корабельной и береговой артиллерии, действиями авиации и морской пехоты, а также нарушением морских коммуникаций противника; обеспечивал перегруппировки и снабжение своих войск.

В ходе битвы за Кавказ первостепенное значение для Новороссийского участка фронта и для всей борьбы за Таманский полуостров приобрели малотоннажные суда и порт Геленджик. С переходом черноморской группы войск в наступление Ге­ленджик стал передовым пунктом подготовки и высадки морских десантов.

3—9 февраля 1943 года корабли и суда высадили юго-западнее Новороссийска в районе Станичка—Мысхако десант, захвативший небольшой плацдарм, который позднее получил название Малая Земля. На отвоеванном малом плацдарме группировка советских войск была усилена до армейского корпуса. В течение семи месяцев героически сражались в тылу врага защитники Малой Земли. За это время моряки, преодолевая ожесточенное противодействие гитлеровских торпедных и сторожевых катеров, самолетов и береговой артиллерии, доставили морем 63 тыс. бойцов, 753 орудия, миномета и пулемета, 120 танков, автомобилей и тягачей, 13 тыс. т боеприпасов и продовольствия.

16 сентября 1943 года малые транспортные и промысловые суда приняли участие в высадке десантов в порту Новороссийск, в районе станицы Благовещенская и озера Соленое. В результате успешно проведенной десантной операции Новороссийск был полностью освобожден.

В октябре 1943 началась подготовка к крупной десантной операции по овладению Керченским полуостровом. В ней приняли участие две армии Закавказского фронта, Черноморский военный флот и около 200 буксиров, сейнеров, моторных ботов, шхун НКМФ и рыболовецких организаций Черноморского бассейна. После захвата плацдарма в районе Керчи эти суда использовались для перевозок в Крым подкреплений, боевой техники и других грузов отдельной Приморской армии.

С января по май 1944 года транспортные суда и боевые корабли переправили через Керченский пролив более 120 тыс. военнослужащих, 1 тыс. орудий и минометов, 200 танков, 12 тыс. различных самоходных транспортных средств. Перевозки осуществлялись в условиях зимне-весенних штормов, пролив был забит минами, на суда нападали авиация и подводные лодки противника. Так, 16 января 1944 года в районе мыса Анакрия вражеская подводная лодка торпедировала и потопила один из самых крупных танкеров Черноморского бассейна «Вайян Кутюрье» (командир М. Ригерман).

Освобождение оккупированных областей, прилегающих к Черному и Азовскому морям, а также районов, тяготеющих к портам Каспия, вызвало резкое увеличение объема народнохо­зяйственных перевозок. За 1943-1944 годы транспортный флот Каспийского бассейна перевез 24 млн. т. народнохозяйственных грузов, в том числе 21 млн.т. нефти.

После освобождения весной 1943 года азовских портов в Ростове возобновилась деятельность Азовского бассейнового управления дноуглубительных работ, а 9 октября — Азовского пароходства.

Освобождение побережья Финского залива и Балтийского моря

Военно-морской флот, куда вошли моряки торгового флота, не только надежно поддерживал приморские фланги Советской армии, но и вел самостоятельные военные действия всевозрастающего масштаба.

Перевозки на Балтике, осуществляемые транспортным флотом, по мере освобождения побережья Финского залива и Балтийского моря неуклонно возрастали. При подготовке наступления войск Ленинградского и Волховского фронтов и частей Краснознаменного Балтийского флота для разгрома противника под Ленинградом и окончательной ликвидации блокады была осуществлена переброска морем на Ораниенбаумский плацдарм 2-й ударной армии. Ее выполнили в основном боевые корабли и вспомогательные суда Балтийского флота, причем значительная часть его военно-транспортных плавсредств состояла из мобилизованных транспортных судов.

В летнюю навигацию 1944 года флот, в том числе торговый, принял участие в обеспечении Выборгской наступательной операции Ленинградского фронта.

В рамках Выборгской операции десантами были освобождены вначале острова Бьеркского архипелага, а затем и острова Выборгского залива. В результате зона базирования флота несколько расширилась, что обеспечивало безопасность плавания в районе Кронштадта и выход кораблей в восточную часть Финского залива.

В начале 1945 года в связи с развертыванием боевых действий в Восточной Пруссии и вдоль южного побережья Балтийского моря Балтийский бассейн превратился в один из важнейших участков советско-германского фронта. Флот в военной кампании 1945 года использовался в десантных действиях и главным образом для воинских перевозок.

Народнохозяйственные каботажные и импортно-экспортные перевозки возобновились осенью 1944 года, после освобождения южного побережья Финского залива и выхода Финляндии из войны.

Моряки торгового флота в освобождении Заполярья

Географические условия поставили Северный флот на правый фланг главного фронта Второй мировой войны, хотя масштабы военных действий Карельского фронта в этом регионе уступали масштабности действий других фронтов. На море в базах Норвегии находились линкор «Тирпиц», 12—14 эсминцев и миноносцев, 50 сторожевых кораблей и тральщиков, около 50 сторожевых кораблей. Группировка подводных лодок была увеличена до 30 единиц.

Северному флоту в стратегической операции по освобождению Заполярья надлежало прорвать оборону противника через фронты Северного оборонительного района, отрезать пути отхода немцев от реки Западная Лица и развивать наступление на Петсамо, обеспечивая перевозки войск на западный берег Кольского залива.

На заключительном этапе войны моряки-северяне приняли участие в обеспечении боевых действий войск Карельского фронта, освобождавших Заполярье и Северную Норвегию.

Смелой по замыслу и выполнению была высадка десанта в ночь с 12 на 13 октября в порт Линахамари. Успех этого десанта был достигнут благодаря тактической внезапности, обусловленной стремительностью ночного прорыва катеров в Печенгский залив и четкой организацией взаимодействия между войсками фронта, кораблями, береговой артиллерией и авиацией. За успешную высадку десанта непосредственно на причалы порта командир отряда торпедных катеров Герой Советского Союза капитан-лейтенант А. Шабалин этого звания был удостоен повторно.

Освобождение Печенгской потребовало обеспечить доставку воинских частей и грузов в освобожденные порты Линахамари и Печенга. Одним из первых прибыл в Линахамари с грузом боеприпасов для советских войск, вступивших в Северную Норвегию, пароход «Революция», а вслед за ним — «Онега», «Спартак», «Пролетарий».

Воинские перевозки в период подготовки и ведения операции включали переправу через Кольский залив сил и средств, прибывавших для 14-й армии, а также доставку воинских грузов для частей приморского фланга и Северного оборонительного района.

Всего с 6 сентября по 17 октября через залив было перевезено 5719 человек, 96 танков, 19 самоходных орудий, три бронемашины, 153 орудия, 137 тракторов, 197 автомашин и другие грузы. В ходе же самой операции флот обеспечил перевозку морем 15 860 человек и более 15 тыс. т. грузов. Пассажирский пароход «Вятка» немногим позже доставил из Мурманска в Северную Норвегию подразделение Норвежской освободительной армии. Военные корабли обеспечили их проход через минные поля. В 1944 году суда НКМФ перевезли на Севере 600 тыс. т., а зимой и весной 1945 года — 90 тыс. т народнохозяйственных грузов.

Дальневосточный флот к концу войны

Возложение венков к памятнику погибшим морякам торгового флота. Старший механик парохода «Павлин Виноградов» К. Г. Бондаренко (слева). Владивосток, 9 мая 1990 года

Возложение венков к памятнику погибшим морякам торгового флота. Старший механик парохода «Павлин Виноградов» К. Г. Бондаренко (слева). Владивосток, 9 мая 1990 года

С весны 1943 года плавание в Америку стало осуществляться только через пролив Лаперуза, несмотря на ужесточение режима плавания японскими властями. Летом этого года задержанные японцами суда «Ингул» и «Каменец-Подольск» простояли в порту Отомари (Корсаков) с 24 апреля по 28 июня, пароход «Ногин» — с 25 июня по 9 августа.

Чтобы уменьшить зависимость судоходства от политики Японии, были приняты срочные меры по налаживанию плавания судов через мелководный Татарский пролив и Амурский лиман. До осенних штормов здесь напряженно работали землечерпательные суда, промывая канал необходимой глубины. Теперь часть судов из США стала следовать во Владивосток этим путем, минуя пролив Лаперуза. Однако им приходилось частично разгружаться в портах Охотского моря, чтобы пройти опасное мелководье. Оставленный груз перевозился затем во Владивосток на небольших судах.

Зимняя навигация 1943—1944 годов через пролив Лаперуза была очень трудной. Из-за холодной зимы тяжелые льды держались в проливе и значительной части Охотского моря с января до сер­дины мая. Но ледоколам «А. Микоян», «Л. Каганович», «Красин» удалось успешно провести через льды пролива 261 судно с импортными грузами. Ледоколы обеспечили судоходство через пролив Лаперуза и по Охотскому морю и в последнюю военную зиму 1944/45 года.

В связи с тем, что через порты Дальнего Востока начиная с 1943 года пошел основной поток импортных грузов, были приняты меры к значительному усилению флота ДВМП. Помимо судов, пришедших в 1943 году с западных бассейнов, в 1944 году было закуплено и получено по ленд-лизу из США около 40 судов. В результате к концу 1944 года в составе Дальневосточного пароходства насчитывалось 185 судов обшей грузоподъемностью 1,2 млн. т., что более чем в три раза превышало довоенный уровень. Более половины судов работало на заграничных линиях. Ежемесячно в загранплаваний находилось 35 океанских судов.

Оперативная обстановка в районе плавания дальневосточных судов оставалась опасной до конца войны. В марте 1944 года в Охотском море был потоплен японской подводной лодкой пароход «Белоруссия», в апреле в северной части Тихого океана неизвестная подлодка торпедировала пароход «Павлин Виноградов».

В июне 1945 года в Японском море у пролива Лаперуза погиб от торпед американской подводной лодки «Спейдфиш» самый крупный пароход ДВМП «Трансбалт», которым командовал капитан И. Гаврилов. Еще в июле 1941 года теплоход «Выборг» под его командованием был торпедирован в Финском заливе финской подводной лодкой. Гибли суда и по «навигационным» причинам, от льдов и шторма. Трагически погиб пароход «Тымлат», попавший в ураган у берегов Камчатки в январе 1944 года.

Памятник морякам торгового флота, погибшим в годы Великой Отечественной войны. Владивосток

Памятник морякам торгового флота, погибшим в годы Великой Отечественной войны. Владивосток

С января по вторую декаду мая 1944 года через пролив Лаперуза в ледовых условиях прошли 273 транспортных судна. Впервые в истории торгового судоходства осуществлялось плавание советских судов через этот пролив в течение всего зимнего периода.

Огромную нагрузку в годы войны выдержал Владивостокский торговый порт, ставший основным импортным портом страны. Как и порты Севера, Владивостокский порт с началом войны был срочно переоборудован, оснащен дополнительной перегрузочной техникой. Его механическая оснащенность в 1943 году по сравнению с довоенным уровнем выросла в 7,5 раза. За годы войны портовики Владивостока перегрузили около 10 млн. т. грузов, в том числе 8,2 млн. т. импортных.

Помимо Владивостока, небольшую часть импортного груза приняли порты Петропавловск-Камчатский, Нагаево, Николаевск-на-Амуре. Более полумиллиона тонн импортных снабженческих грузов (продовольствие, оборудование, жидкое топливо) приняли порты Восточной Арктики Певек, Тикси. Несколько судов смогли пройти с грузами ленд-лиза до Дудинки и Архангельска.

За 1941-1945 годы в боях с врагом погибло на различных бассейнах 24 судна Дальневосточного пароходства. В память о погибших в Великой Отечественной войне моряках во Владивостоке в 1967 году воздвигнут памятник.

 

Ледокольный флот

Ледокольный флот в начальный период Великой Отечественной войны

С началом Великой Отечественной войны почти все суда ледокольного флота были мобилизованы в Военно-морской флот и вооружены. Следует подчеркнуть, что отечественные ледоколы всегда были готовы к ведению боевых действий, поскольку почти на каждый из них был заготовлен мобилизационный план и проект так называемого мобварианта — пакет технической документации, согласно которому при военной угрозе на борту ледокола размещалось артиллерийское и пулеметное вооружение, оборудовались помещения под погреба боезапаса, судно оснащалось средствами и постами управления артиллерийским огнем, осуществлялись мероприятия по защите и пр.

Линейный ледокол «Ермак» — «дедушка» отечественного ледокольного флота — встретил войну, будучи на ремонте. 27 июня он перешел в подчинение командованию Краснознаменного Балтийского флота и вошел в состав отряда ледоколов Ленинградской военно-морской базы. Командиром отряда был назначен военный моряк— капитан 1-го ранга Ф. Л. Юрковский.

В ноябре—декабре 1941 года «Ермак» совершил около 20 боевых походов и провел более 100 военных кораблей и других судов из Ленинграда в Кронштадт и обратно. Под огнем противника он доставлял вооружение, топливо, продовольствие, пополнение, эвакуировал раненых. Снарядами были пробиты его борта, палубы, повреждены орудия и механизмы. Осколками были изрешечены трубы и наружная обшивка, в машинном отделении перебита водяная магистраль.

Ледокол «Ермак»

Ледокол «Ермак»

8 декабря в районе Петергофа, ведя на буксире эсминец «Стойкий», «Ермак» подорвался на мошной магнитной мине. От сильного взрыва, подбросившего ледокол вверх как щепку, были сильно деформированы корпус и палуба в носовой части, обшивка дала трещины, на куски разлетелась главная чугунная труба водяной системы. Были и другие повреждения. Однако руль и машины остались целы, и ледокол мог продолжать работу.

Сплоченная и опытная команда ледокола быстро исправила все повреждения, и через несколько дней «Ермак» вновь ушел в Кронштадт за кораблями. До конца декабря «Ермак» дважды ходил к острову Лавенсаари. В первом походе он спас от уничтожения вражеской авиацией 16 судов, затертых льдами, во время второго похода совместно с ледоколом «В. Молотов» под огнем противника вывел еще несколько судов.

На Балтике трудились и другие ледокольные суда. Так, ледокол «Волынец», имеющий на вооружении два 100-мм орудия, два 76,2-мм и два 12,7-мм пулемета, в составе отряда особого назначения участвовал 28—29 августа (конвой № 2) в перебазировании кораблей Краснознаменного Балтийского флота из Таллина в Кронштадт, в эвакуации советских гарнизонов с островов Финского залива, встречал и проводил за ледовую кромку подводные лодки, снабжал припасами советские гарни­зоны и наблюдательные посты на островах, высаживал десанты.

Портовые ледоколы «КГТ-17» и «КП-18» (бывшие «Ледокол № 1» и «Ледокол № 2» соответственно), ледокольные буксиры «Прибой» и «Красный первенец» обеспечивали действия боевых кораблей Краснознаменного Балтийского флота, а также участвовали в конвоях. Ледокол «Владимир» обеспечивал действия боевых кораблей Краснознаменного Балтийского флота, входил в состав плавсредств тыла флота в качестве буксира и отопителя.

Портовый ледокол «Октябрь» 30 ноября потопила немецкая авиация в Финском заливе к северу от Красной Горки. В тот день он участвовал в ледокольной проводке конвоя, следовавшего из Кронштадта к острову Гогланд. Погибло семь человек экипажа.

Портовый ледокол «Серго Орджоникидзе» был переоборудован в канонерскую лодку и включен в состав Краснознаменного Балтийского флота.

На Тихом океане гидрографические суда с ледовым усилением «Океан» и «Охотск» также переоборудовали и зачислили в класс минных заградителей. Ледоколы «Добрыня Никитич», «Давыдов», «Казак Поярков» и «Казак Хабаров» были запланированы для обеспечения ледовых проводок боевых кораблей и вспомогательных судов Тихоокеанского флота. Первые три ледовых судна прослужили всю войну, а «Казак Поярков» 25 июля 1941 года подорвался на мине в Японском море и затонул. Вместе с ним погибло 30 человек экипажа, спаслось 15.

На Каспии ледокол «Шаумян» зимой ломал лед, а в остальное время осуществлял воинские и народно-хозяйственные перевозки, буксировал шаланды и баржи с нефтепродуктами.

Линейный ледокол «А. Микоян» отошел от достроечной стенки Николаевского судостроительного завода им. А. Марти 26 августа 1941 года под залпы артиллерийских орудий, но не салюта, а зенитных батарей, отражавших атаки фашистских бомбардировщиков. Командир ледокола капитан 2-го ранга С. М. Сергеев вывел ледокол в море без приемочных испытаний и вскоре прибыл в Севастополь. Там на «А. Микоян» установили пять 130-мм орудий, четыре 76-мм зенитки и четыре пулемета. По окончании работ судно зачислили в состав Военно-морского флота СССР в ранге вспомогательного крейсера.

Не всем ледокольным судам Азовско-Черноморского бассейна в первые месяцы войны удалось остаться на плаву. Так, ледокольный буксир (в некоторых справочниках — портовый ледокол) «Соломбала», участвуя в эвакуации Мариуполя, 8 октября 1941 года был накрыт артиллерийским огнем противника и затонул. Пассажиры и члены экипажа спасались вплавь. В ноябре того же года ледокольный буксир «Соломбала» был поднят немцами и восстановлен.

«Ледокол № 5» во время войны использовался в качестве буксира на трассе Николаев—Севастополь. 12 августа 1941 года на выходе из Днепровского лимана при буксировке корпуса подводной лодки он подорвался на донной мине и лег на дно. Погибло 22 человека экипажа. Ледокольный спасательный буксир «Силин» в ноябре 1941 года был потоплен немецкой авиацией у косы Тузла в Керченском проливе. Ледокол «Торос» в декабре 1941 года под сильным огнем противника обеспечивал перешвартовку судов во время высадки морского десанта в Феодосии. Во время этой операции он получил значительные повреждения. После ремонта его направили для ледовой проводки судов в Керчь и Камыш-Бурун, а затем на буксировку 4000-тонного дока с 26 гружеными вагонами и 10 заправленными паровозами из Новороссийска на Керченский полуостров. В течение года «Торос» выполнял различные работы, в том числе и под огнем противника, получил тяжелые повреждения и был поставлен на ремонт в Батуми.

Ледокол «Торос»

Ледокол «Торос»

Ледокол «Степан Макаров», имеющий на вооружении пять 130-мм орудий и два 12,7-мм пулемета, экипаж 120 человек, с началом войны занимался транспортировкой плавучих доков и недостроенных судов по маршруту Николаев—Севастополь. Так, 24 июля, имея в охранении пять боевых кораблей Черноморского флота, он успешно отбуксировал плавучий док грузоподъемностью 5 тыс. т. В период с 7 по 9 августа «Степан Макаров» совместно с ледокольным буксиром «Силин» под охраной канонерской лодки «Красная Армения» отбуксировал еще один док, на палубе которого находилось 26 паровозов, 10 тендеров и 52 локомотивные бригады. При завершении эвакуации из Николаева ледокол под огнем немецкой артиллерии вывел из порта корпус недостроенного крейсера «Куйбышев». Проходя Днепровско-Бугский и Очаковский каналы, караван трижды подвергался налетам немецкой авиации, но умелое маневрирование и зенитный огонь эскорта помогли благополучно завершить переход.

Затем «Степан Макаров» буксировал крупный плавучий док из Ейска в Керчь, вывел из Мариупольского порта корпус недостроенного теплохода «Пролетарий», участвовал в других транспортных операциях.

17 ноября 1941 года «Степан Макаров» под командой капитана Д. Т. Черткова вышел из Туапсе, направляясь в осажденный Севастополь. Предполагалось, что кроме доставки продовольствия и боеприпасов, ледокол осуществит проводку лидера «Ташкент» в главную военно-морскую базу Черноморского флота. Но встреча не состоялось, лидер вошел в базу самостоятельно. Ледокол же исчез бесследно. Его поиски продолжались вплоть до 26 ноября, но к успеху не привели.

Как позже выяснилось, ледокол, получивший для этой операции кодовое обозначение «ледокол "Керчь"» просто не был внесен в списки флота, а полученную еще 18 ноября радиограмму с текстом: «Ледокол "Керчь". Подорвался на мине. Тону. Вышлите катера» не приняли всерьез, решив, что это дезинформация противника. Советские моряки погибли, до конца выполнив свой воинский долг. Вечная им память!

Однако самая большая нагрузка в военные годы выпала на ледокольные суда, базировавшиеся на севере страны. Перед ледокольным флотом Заполярья, базой которого служил Молотовск (до 1938 года и после 1957 года этот город именовался Северодвинском), стояли две главные задачи: 1) обеспечивать круглогодичную эксплуатацию Северного морского пути как важной народно-хозяйственной и стратегической магистрали; 2) осуществлять проводки судов караванов союзников с грузами по ленд-лизу из США и Англии через северную Атлантику, Баренцево и Белое моря в порты Архангельск и Мурманск (позже и в Молотовск) в зимнее время.

С началом войны большая нагрузка выпала на судоремонтный завод № 402, расположенный в Молотовске. Первоочередной его задачей стало вооружение ледоколов «Ленин» и «И. Сталин», ледокольного парохода «Семен Дежнев» и ледореза «Ф. Литке». Безоружные суда ледового плавания могли стать легкой добычей для немецких кораблей и авиации, охотившихся за ними.
9 июля караван судов в составе ледокольных пароходов «Александр Сибиряков» и «Садко», транспортов «Правда», «Революционер», «Сталинград» с охранением вышел из Архангельска в Арктику. Начальник морских операций Западного района Арктики Герой Советского Союза капитан 2-го ранга М. П. Белоусов вместе со своим штабом находился на «Александре Сибирякове». Это высокое звание он получил в должности капитана флагманского ледокола «И. Сталин» в 1940 году за спасение терпящего бедствие ледокольного парохода «Георгий Седов».

23 июля 1941 года ледокольный пароход «Садко» прибыл на остров Диксон. Несколько дней спустя пять судов Архангельского морского пароходства вышли в сквозное плавание по трассе Северного морского пути. В начале октября они прибыли на Чукотку в бухту Провидения, а оттуда ушли в американские порты западного побережья США Сиэтл и Сан-Франциско за грузами по ленд-лизу. Проводку судов через льды обеспечивал линейный ледокол «Красин».

Ледокольный пароход «Александр Сибиряков»

Ледокольный пароход «Александр Сибиряков»

2 августа была образована Беломорская военная флотилия со штабом в Архангельске. Часть судов Главсевморпути мобилизовали в Северный флот. Ледоколы и транспорты начали вооружать орудиями и пулеметами. 19 августа был создан отряд кораблей Карского моря в составе Беломорской военной флотилии (Северный отряд). В его состав наряду со сторожевыми кораблями и тральщика¬ми вошли ледорез «Ф. Литке» (переквалифицированный и переоборудованный в сторожевой корабль «СКР-18»), ледокольные пароходы «Семен Дежнев» («СКР-19») и «Александр Сибиряков» (под наименованием «ЛД-6»).

Ледорез «Ф. Литке»

Ледорез «Ф. Литке»;

Дважды Герой Советского Союза И. Д. Папанин

Дважды Герой Советского Союза И. Д. Папанин

10 октября 1941 года согласно совместному приказу наркома Военно-морского флота адмирала флота Советского Союза Н. Г. Кузнецова и начальника Главсевморпути при Совнаркоме СССР Дважды Героя Советского Союза капитана 1-го ранга И. Д. Папанина в составе Беломорской военной флотилии был создан ледокольной отряд. Правда, как самостоятельная единица он просуществовал только одну арктическую навигацию 1941/42 года. В дальнейшем ледокольными операциями занималось вновь образованное Управление Беломорскими ледовыми операциями (УБЛО), начальником которого был назначен капитан 2-го ранга М. П. Белоусов с оставлением в должности заместителя начальника Главсевморпути, а его заместителем по военной части — капитан 1-го ранга Н. П. Аннин.

В распоряжение УБЛО, постоянно дислоцирующегося в Архангельске, входили практически все ледокольные суда северо-запада СССР. УБЛО располагало группой специалистов в области прогнозов льда и погоды. Для ледовой разведки ему был выделен авиационный отряд во главе с полярным летчиком Героем Советского Союза И. М. Мазуруком. В оперативном отношении УБЛО подчинялось Беломорской военной флотилии.

15 октября 1941 года И. Д. Папанин был назначен уполномоченным ГКО СССР с оставлением в должности начальника Главсевморпути. Ему была поручена организация приемки и разгрузки прибывающих в порты Мурманск и Архангельск союзных конвоев. Одновременно был создан Штаб уполномоченного во главе с полярным капитаном Героем Советского Союза К. С. Бадигиным.

Ледокольный флот. Самый трудный год войны

«Из четырех военных лет самым трудным для нас в Арктике был 1942 год, — вспоминает И. Д. Папанин. — Враг действовал очень активно, стремясь вывести из строя Северный морской путь... Гидрологи предсказывали, что ледовая обстановка в морях Западной Арктики ожидается легче обычной, и это тоже настораживало, значит, военным кораблям противника будет проще проникать к нам. Опасения эти, к сожалению, оправдались».

В связи с активизацией немцев в Арктике Северному флоту была поставлена задача: обеспечить военную безопасность мореплавания от Архангельска до пролива Вилькицкого. Протяженность этого пути с запада на восток составляла около 3 тыс. км. Самую большую опасность для судоходства представляли подводные лодки противника и минная угроза. Поэтому основным методом защиты судов стала система конвоирования.

12 января 1942 года линейный ледокол «Красин» прибыл в США в Балтимор, где на него было установлено вооружение. Кроме того, на ледоколе был закончен монтаж противоминной обмотки на корпусе, предохранявший от немецких магнитных мин. В качестве груза по ленд-лизу на борту «Красина» в СССР везли 3 новые пушки, 16 пулеметов, 2 тыс. снарядов и 220 тыс. патронов.

В Норфолке (на востоке Англии) «Красин» снабдили боезапасом и провели с экипажем учения по применению оружия. 10 апреля союзный конвой, в составе которого был ледокол «Красин», отправился в Исландию. Путь был чрезвычайно опасен, конвой попал в сильный шторм, ледокол получил повреждения, но по решению его капитана М. Г. Маркова продолжал следовать за конвоем. 26 апреля «Красин» в составе конвоя PQ-15, в котором участвовали 26 транспортных судов и 20 судов охранения, вышел из Рейкьявика в Мурманск. На переход потребовалось 10 суток. 30 апреля появились немецкие гидросамолеты-разведчики, конвой был обнаружен, и после этого начались беспрерывные атаки. Экипаж «Красина» не только отбивал воздушные атаки немецких самолетов, но и прикрывал следовавший с ним слабо вооруженный канадский ледокол «Монткальм» (передавался Советскому Союзу по ленд-лизу).

5 мая караван достиг острова Кильдин и вошел в Кольский залив. Выдающийся поход ледокола «Красин» через два океана длиной более 15 тыс. миль по маршруту бухта Провидения-Сиэтл—Панамский канал—Балтимор—Норфолк—Нью-Йорк—Бостон-Портленд-Галифакс-Глазго-Рейкьявик-Мурманск успешно завершился. 16 наиболее отличившихся в походе членов экипажа «Красина» были награждены боевыми орденами и медалями.

В 1942 году в Белое море пришли линейные ледоколы «А. Микоян» и «Л. Каганович», и к концу года там были сосредоточены почти все крупные отечественные ледоколы, кроме «Ермака», стоявшего в блокадном Ленинграде, и «В. Молотова», базировавшегося в Кронштадте.

Ледокол «В. Молотов»

Ледокол «В. Молотов»

Характер деятельности ледокольных судов во время войны определялся сезонностью плавания в Арктике. В летнюю навигацию они выходили на трассу Северного морского пути для проводки караванов судов, осенью возвращались в Белое море, где занимались зимней проводкой союзных конвоев.

Для обеспечения успешной ледовой проводки советских и союзных судов в Северном Ледовитом океане с лета 1942 года стали активно действовать ледовые патрули.

Так в июне того года в работе ледового патруля участвовало гидрографическое судно «Мурманец». Ледовому патрулю предстояло выполнить комплекс работ, связанных с обеспечением боевых и транспортных операций в Баренцевом и Карском морях. Однако кроме своей основной задачи, судну «Мурманец» пришлось участвовать и в операцияи по спасению экипажей судов конвоя PQ-17 в районе Малых Кармакул. Положение в этом районе было очень тяжелое. Приходилось подбирать людей не только с плотов и шлюпок, но и непосредственно из воды. С 13 по 17 июля на борт были спасены более 100 человек – члены экипажей с судов "Алапаны", "Альков Рейнджер", "Вашингтон", "Хаталбьюри", "Паулус Поттер".

Линейный ледокол «А. Микоян» был включен в состав экспедиции особого назначения— ЭОН-18. Эта экспедиция, состоящая из двух десятков грузовых транспортов и трех боевых кораблей — лидера «Баку», эскадренных миноносцев «Разумный» и «Разъяренный», выполнила сложнейшую задачу: за одну навигацию прошла Северный морской путь, доставила необходимые фронту грузы и усилить Северный флот.

В сентябре 1942 года корабли ЭОН-18 прибыли в бухту Тикси, где их поджидал ледокол «Красин», прибывший на помощь каравану из пролива Вилькицкого.

В Тикси экспедиции было приказано задержаться из-за прорыва в Карское море германского тяжелого крейсера «Адмирал Шеер», который сопровождали две подводные лодки. Как позже стало известно, немцы, опираясь на разведывательную информацию союзного японского адмиралтейства, проводили секретную операцию «Вундерланд» («Страна чудес») по поиску и уничтожению советских караванов, следующих по Северному морскому пути.

Проведение операции «Вундерланд» немецким командованием было намечено на вторую половину августа. Именно в это время в Карском море должны были находиться советские суда: один караван формировался у Диксона для следования на восток, а второй караван транспортных кораблей с ценным грузом шел на запад из бухты Провидения. При караванах находились линейные ледоколы и ледокольные пароходы.

24 августа ледокольный пароход «Александр Сибиряков» вышел из порта Диксон, выполняя рейс с оборудованием и персоналом для новой полярной станции на Северной Земле. На борту находилось 104 человека (32 из военной команды, остальные — экипаж и гражданские пассажиры). На следующий день в Карском море примерно в 10 милях от острова Белуха (архипелаг Норденшельда) «Александр Сибиряков» встретил неизвестный военный корабль. Это был крейсер «Адмирал Шеер» (командир капитан 1-го ранга В. Мендсен-Болькен), который вел поиск в рамках операции «Вундерланд».

Командир и весь экипаж «Александра Сибирякова» решили вступить в бой, задержать крейсер и дать возможность советскому каравану уйти как можно дальше во льды пролива Вилькицкого. Силы были неравными: «Адмирал Шеер» был вооружен восемью торпедными аппаратами и орудиями, предназначенными для боя с тяжелыми броненосцами (28 орудий, в числе которых было шесть 280-мм и восемь 150-мм калибра), «Александр Сибиряков» имел на вооружении только четыре пушки (две 76-мм и две 45-мм калибра).

Первым попаданием снаряда с крейсера повредило радиостанцию (радист перешел на аварийный передатчик). Вторым снарядом накрыло корму парохода, вышли из строя кормовые пушки, вся прислуга — около 30 человек — погибла. Третий снаряд попал на носовую палубу, там вспыхнули бочки с горючим. Четвертый снаряд взорвался в котельном отделении. Пароход стоял на месте и пылал, как факел, большая часть его экипажа и пассажиров погибла.

После очередного попадания снарядов был убит старший помощник капитана Г. П. Судаков, тяжело ранило командира. Шифровальщик М. В. Кузнецов уничтожил все секретные документы, в том числе и сведения о льдах Карского моря, а старший механик Н. Г. Бочурко, как это было заранее оговорено, открыл кингстоны. «Александр Сибиряков» подобно легендарному крейсеру «Варяг», не спустив флага перед врагом, медленно пошел на дно, унося в морскую пучину живых и мертвых людей.

«Александр Сибиряков» в бою. Художник П. П. Павлинов

«Александр Сибиряков» в бою. Художник П. П. Павлинов

«Александр Сибиряков» сделал присутствие «Шеера» в Арктике известным, операция «Вундерланд» была рассекречена. Однако, командир немецкого крейсера «Адмирал Шеер», попытался сделать налет на порт Диксон, уничтожение которого, а также полярных станций и авиабаз на острове, могло бы серьезно затруднить плавание транспортных судов по Северному морскому пути. Однако при подходе к рейду крейсер неожиданно встретил мощный отпор артиллерии местного гарнизона (командир батареи лейтенант Н. М. Корняков), парохода «Революционер» и ледокольного парохода «Семен Дежнев» («СКР- 19»). Крейсер «Адмирал Шеер», выпустив 456 снарядов, поставил дымовую завесу, спешно покинул диксоновский рейд и ушел в направлении Земли Франца-Иосифа.

19 сентября из Тикси вышли суда ЭОН-18, приняв на подходе к Карскому морю все меры предосторожности на случай встречи с противником. После того как экспедиция была доведена до чистой воды, ледокол «А. Микоян» вновь вернулся на восток за другими судами, вышедшими из устья Енисея. Затем он совершил еще несколько рейсов в Карское море.

14 октября 1942 года экспедиция ЭОН-18 прибыла в Кольский залив. За 61 ходовые сутки боевые корабли прошли свыше 7 тыс. миль, из них около 1 тыс. миль — во льдах. Успешная проводка кораблей Тихоокеанского флота Северным морским путем убедительно показала возможность широкого маневра силами между Северным и Тихоокеанским морскими театрами через Арктический бассейн в обоих направлениях — как с запада на восток, так и с востока на запад. Однако без ледокольных судов эта операция была бы невыполнима.

В ту арктическую навигацию ледоколы «И. Сталин», «Ленин», «Красин», «А. Микоян» и «Л. Каганович» провели в порты Архангельск, Молотовск 36 судов с ценнейшим грузом, предназначенным для воюющих армии и флота.

В 1942 году ледокольный флот на севере не потерял ни одного судна. На юге, в Азовско-Черноморском бассейне, погибли три ледокольных судна. 8 марта на переходе из Тамани в Керчь пропал без вести портовый ледокол «Снег». 20 апреля на пути из Новороссийска в Керчь подорвался на магнитной мине и затонул «Ледокол № 7». 2 июля в порту Темрюк от ударов авиации противника погиб «Ледокол № 4». Через некоторое время после налета немецкой авиации в том же порту затонул ледокол «Знамя социализма» (канонерская лодка «КЛ-4»).

В навигацию 1943 года, в связи с возникшим перерывом в движении союзных конвоев из Англии и Исландии в Баренцево и Белое моря, противник резко усилил активность подводных лодок в восточной части Баренцева моря, а затем в Карском море, имея основной своей задачей парализовать советские арктические коммуникации. Наряду с торпедными атаками подводных лодок по ледоколам, транспортам и боевым кораблям противник в большом количестве применял мины, которыми стремился закупорить все узкие входы и выходы в проливах, на внешних рейдах и в устьях рек.

Ледокольные буксиры «Прибой» и «Красный первенец», обеспечивающие действия боевых кораблей Краснознаменного Балтийского флота, получили соответственно наименования «К-9» и «К-6». Портовый ледокол «Серго Орджоникидзе», также несший боевую службу на Балтике, был разоружен, исключен из состава Военно-морского флота и возвращен Наркомату рыбной промышленности.

Ледокол «Давыдов» во второй половине 1943 года совершил дальнее плавание к берегам Северной Америки, в Ванкувере (Канада) прошел капитальный ремонт, вернулся во Владивосток и продолжил работать по своему назначению до конца войны на Тихом океане.

Ледокол «Давыдов»

Ледокол «Давыдов»

В Белом море продолжал неутомимо трудиться ледокол «Ленин». Ему приходилось решать различные задачи, в том числе и поисково-спасательные.

В феврале—марте ледокол «Ленин» работал на проводке судов союзных конвоев. Были проведены «Эмпайр Арчер», «Эмпайр Эмеральд», «Честер Вэлли», «Ричард Бленд» и многие другие. Проводки осуществлялись под постоянными вражескими авианалетами. По окончании зимней навигации линейный ледокол «Красин» отправился по Северному морскому пути во Владивосток, где на Дальзаводе его вновь отремонтировали. С того времени «Красин» трудился в Восточном районе Арктики.

22 марта на помощь ледоколу «Ленин» пришел ледокол «Л. Каганович». Работая совместно в тяжелом торосистом льду, ледоколы тщетно пытались провести в Архангельск пароход «Петровский». Работа осложнялась еще и частыми налетами вражеских самолетов. Пробиваясь к «Петровскому» в два русла ударами, ледоколы с трудом вывели его изо льда и привели обратно в Молотовск. Вскоре туда же прибыл и ледокол «Красин» с пароходом «Кама».

Разгрузка судна на лед в Камыш-Буруне

Разгрузка судна на лед в Камыш-Буруне

18 июня вышел первый караван в Арктику. В его состав вошли линейные ледоколы «А. Микоян» и «Красин», сторожевой корабль «Ф. Литке» («СКР-18»). Охранение осуществляли один лидер, четыре эсминца, два сторожевых корабля, один минный заградитель, два морских охотника и тральщик.

26 июня второй караван с прежним эскортом вышел из Архангельска. В его составе находились линейный ледокол «Л. Каганович» и ледокольный пароход «Монткальм». 5 июля этот караван прибыл на Диксон.

Зимой 1943/44 года в связи с тяжелой ледовой обстановкой в Восточном районе Арктики и прогнозом о сложных ледовых условиях в проливах Курильских островов по распоряжению контрадмирала И. Д. Папанина из Архангельска на Дальний Восток были направлены Северным морским путем линейные ледоколы «Красин», «А. Микоян» и «Л. Каганович». Часть судов, пребывающих из США, была направлена из портов Провидение и Петропавловск-на-Камчатке во Владивосток, другая часть — Северным морским путем в Архангельск.

Ледокол «Красин»

Ледокол «Красин»

Ледоколы, прибывшие из Западного района Арктики, в зимнюю навигацию 1943/44 года сумели успешно провести через льды пролива Лаперуза 261 судно с импортными грузами.

Одной из самых сложных по ледовым условиям навигаций военного времени была навигация 1944 года. Однако эта последняя военная навигация благодаря усилиям специалистов Штаба морских операций, полярников, летчиков ледовой разведки и моряков прошла успешно.

В описываемый период по трассе Северного морского пути из Архангельска с запада на восток прошли под проводкой сторожевого корабля «Ф. Литке» («СКР-18») суда «Моссовет», «Игарка», «А. Андреев», а в обратном направлении — «Революционер» и «Кингисепп» с грузами ленд-лиза в сопровождении американского ледокола «Северный ветер».

Зимой 1944 года с помощью ледоколов в Архангельск и Молотовск были проведены 248 транспортов и выведены в Атлантику 258 судов.

На Балтике после снятия блокады Ленинграда и выхода из войны Финляндии возникла потребность в мощном ледоколе, предназначенном для сугубо гражданских целей. 6 ноября 1944 года ледокол «Ермак» был демобилизован из состава Краснознаменного Балтийского флота и возвращен Наркомату морского флота. На ледокол вернулись оставшиеся в живых члены экипажа. В декабре того же года началась его 46-я ледовая навигация.

С осени 1944 года транспортные суда стали ходить из Ленинграда по финским шхерам до полуострова Ханко и даже до Стокгольма, а также на коротких коммуникациях Ханко—Таллин, Хельсинки—Таллин, Ораниенбаум—Кронштадт. Зимой 1944/45 го­да плавание осуществлялось с помощью ледоколов «Ермак», «Волынец» и трех бывших (репатриированных) финских ледоколов. Только в ноябре—декабре 1944 года Ленинградский порт обработал более 90 судов с различными грузами. С ноября 1944 года по февраль 1945-го из Швеции и Финляндии в Ленинград пришло более 160 транспортных судов.

7—29 октября 1944 года силами 14-й армии и Северного флота была проведена Петсамо-Киркенесская наступательная операция, в ходе которой была освобождена от немцев не только территория Кольского полуострова, но и значительная часть Северной Норвегии. Таким образом, осенью 1944 года военные действия на Кольской земле завершились. Вклад ее защитников в общее дело Победы был высоко оценен государством: Указом Президиума Верховного Совета СССР 5 декабря 1944 года была учреждена медаль «За оборону Советского Заполярья», которой были удостоены также и моряки ледокольного флота.

 

По материалам Историко-публицистического издания «Транспорт в годы Великой Отечественной войны. Исторические хроники» Издательство «Пан пресс»